Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Жопа, кокс и поп-культура

Интервью Анатолия Ульянова с ген.директором MTV-Украина Евгением Ступкой. ***

– У «MTV» богатая история сотрудничества с искусством. Основоположник видео-арта Нам Джун Пайк стоял у истоков канала, да и все заставки «MTV» на Западе создают именно художники. Будет ли украинское MTV привлекать таковых?

Если коротко и однозначно – да. К примеру, у нас в офисе висит боксерская груша, и мы заказали для нее перламутровый чехол из белой крокодильей кожи. Когда он приедет, груша будет символизировать гламур, и акт удара по груше – борьбу с гламуром. Но это, разумеется, бытовой, культурно-хозяйственный объект. Среди прочего, будем поддерживать фестиваль современной электронной музыки. Чем занимается «MTV»? Мы устанавливаем определение и сущность современной поп-культуры. Ничто не мешает нам использовать при этом элементы искусства ради искусства. «MTV» – единственный канал, который может позволить себе заставку, не привязанную ни к чему вообще. Поэтому наши заставки не редко являются объектами визуального искусства.

– Какой процент эфира будет выделяться для т.н. «провокационных шоу»?

Если мы покажем в эфире жопу, это будет провокационно?

– Возможно.

Есть знаменитый рецепт создания хорошего видеоклипа. Этот рецепт можно найти в очень раритетном издании, книге Бивиса и Батхеда. Согласно этой книге, первый закон хорошего клипа – видео должно начинаться с чего-то шокирующего и запоминающегося. Например, с унитаза или жопы. В том или ином виде, некая жопа будет обязательно фигурировать в нашем эфире. Жопа, скорее, метафизическая, конечно, и все же именно жопа.

– Вы не находите, что есть нечто пошлое в том, что люди нюхают кокаин через свернутую стодолларовую банкноту?

Это культурный код, произведенный культурологами бывшего «потенциального врага», как нас учили говорить в школе. Это код принят и распространен, люди им пользуются. На уровне семиотических понятий мы, конечно, можем раздробить этот символический акт и найти в нем метафизическую жопу, о которой говорилось выше, или же нечто противоположное. Но я думаю, что это нормально. Было бы странно, если бы люди использовали для вынюхивания кокаина обложку журнала «Playboy», хоть ее качество и вполне подходит для подобного акта. Для забивки косяка, к примеру, не редко используют визитную карточку. При этом, стараются использовать карточку, принадлежащую человеку с высокой должностью. Самое простое, что во всем этом можно увидеть – способ приобщения, посредством того или иного стимулятора, к своему воображаемому идеалу. В сказках это хорошо описано на примере «Свет мой зеркальце, скажи…». Мы создаем для себя зеркало, в котором выглядим красивее и… белее. Американские культурологи действительно беспощадно сыграли на естественном человеческом стремлении к совершенству.

– Не секрет, что современная поп-музыка полна дорогих машин, золотых цепей, содрогающихся поп и чёрных миллионеров в широких штанах.

У нас это будет не мальчик-миллионер в широких штанах, а просто мальчик в широких штанах, который хочет быть похожим на миллионера. Тоже самое с ритуальными украшениями. Наш мальчик не будет носить золотую цепь. Вместо нее будут искусственные украшения. Что касается трясущихся поп, то при тотальной борьбе украинских женщин с целлюлитом, у нас эту настоящую R&B-попу, которая трясется так, что аж хлюпает, не найдешь.

– «MTV» выражает поп-культуру. Однако эстетику «MTV» едва ли можно назвать массовой в контексте украинского общества. Готовы ли вы прогибаться под страну?

«MTV» будет пытаться изменить среду под себя. Получится ли – посмотрим. Но «MTV» и вправду поп-канал. Более того, не просто поп-канал, а канал, который устанавливает стандарты в области поп-культуры. К примеру, если «MTV» говорит, что Мэрилин Мэнсон – это поп-музыка, значит Мэрилин Мэнсон – это поп-музыка. «MTV» задает моду. Если что-то на «MTV», значит это или модно, или будет модно завтра. Мы хотим сохранить такое расположение сил. Реальность, разумеется, может внести свое коррективы. Увидим.

– Будет ли на украинском «MTV» цензура?

В нашей стране сложно уволить человека с работы, если он этого не хочет. Мы решили составить список вещей, за которые человека уж точно можно гнать в шею. Один из пунктов этого списка: «Если сотрудник начал убивать людей в офисе». Мы посчитали, что убить одного человека в день – нормально, но если трёх сразу – это уже перебор, за которым последует немедленное увольнение. А если серьёзно, у нас довольно жесткие контракты. Нецензурную лексику в эфире мы не используем, президента страны не оскорбляем, да и вообще мы аполитичны. Кстати, «MTV» – во-первых, первый телеканал в Украине, который вообще не зависит от политических сил, во-вторых, первый интернациональный канал в нашем эфире. Цензура, конечно, есть. Мы не ставим цели кого-то обидеть. Мы просто хотим правильно расставить акценты.

– Касательно интернациональности… какова ваша языковая политика?

100% украинский язык. Я считаю, что это абсолютно нормально и не должно вызывать вопросов.

– Какая музыка нравится лично вам?

Об этом можно писать целое сочинение в духе «Как я провел лето». Но если коротко – я люблю музыку, которая не привязана к влиянию сильных культурных полей с сильными центрами притяжения. Такой музыки существует очень мало. Сейчас любой творческий продукт – это результат предыдущей работы средств массовой информации. Поэтому я люблю, к примеру, индийскую музыку. Нам непонятна их культура, и поэтому создается впечатление, что это музыка абстрактна. Она словно висит в воздухе. Среди прочего, мне нравится академическая музыка второй половины 20-го века – Штокгаузен, Эдгар Варез, Жан-Клод Ризе. Эти композиторы попытались оторваться от культурных полей – сначала они оторвались от традиционного звукоряда, потом от традиционных размеров, а потом оторвались вообще от всего.

– Вы готовы выделить час эфира на «MTV» для Штокгаузена?

Час? Нет! Штокгаузен – очень нишевый культурный продукт. Не все наши профессиональные музыканты о нем слышали. Поставь мы его на час в эфир, и зритель переключит канал, рейтинги будут маленькими. А рейтинг – это корень реальности, который привязывает нас к земле. Красивый полет, безусловно, можно совершить, но не факт, что он завершиться удачей, а не падением.

– Кстати о падении. Я слышал, у вас намечается, пускай несколько масонская, но достаточно амбициозная вечеринка «В небе. В море. Под землей». Само название вечеринки напоминает поэтапное падение Боинга-747 с неба в море, что, естественно, ведет к траурному уходу пассажиров под землю. Расскажите об этом.

Идея такой вечеринки родилась в процессе раздумий над тем, как же нам удивить людей. Звучали мысли провести ее в известном ночном клубе в центре Киева. Но кого этим удивишь? Потом кто-то предложил привезти какую-нибудь суперзвезду и дать ее концерт на Хрещатике, но этим у нас уже никого не удивишь. Вот мы и решили провести вечеринку где? Да везде! В небе, на море, под землей.

– Обладает ли эксклюзивными правами трансляции «MTV.ua» на клипы тех или иных рекорд-лейблов, к примеру, «Virgin» и «EMI»?

Когда сходятся несколько музыкальных каналов и пытаются привлечь к себе внимание зрителей и рекламодателей, основной козырь – кто первый покажет модное. Все модное имеет свойство вытесняться новым модным через очень короткий промежуток времени. У музыкального клипа эта модная жизнь тем более коротка – от месяца до трех. Поэтому борьба идет не за эксклюзивную трансляцию клипа как такового, а за его эксклюзивную премьеру. У «MTV» договоренность с рекорд-лейблами на мировом уровне, поэтому, будьте уверены, новый клип Мадонны появится у нас в тот же день, как и во всем остальном мире. Здесь с нами конкурировать сложно.

– Так или иначе, «MTV.ua» обречен сотрудничать не только с качественными образчиками мировой поп-музыки, но и с имеющейся на рынке украинской эстрадой. Не придаст ли это каналу милого сельского шарма?

Нас сильно спасает логотип! Любой сельский клип смотрится фирменным, когда на нем наш логотип.

Куратор в Лилипутии

Черви и слизни