Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Электрический кубосос

О виртуальной реальности Second Life я узнал в Венеции, попав, во время Биеннале, в национальный павильон Китая. Как и все инсектоиды, китайцы очарованы Техно. Их завораживает мерцание мониторов и возможность погрузить сознание в пространства фантастических машин – миры за пределами материи, где действуют исключительно законы воображения. Среди обилия плазм, я наткнулся на арт-проект, целиком и полностью реализованный в Second Life. Присутствие цифровой грёзы на столь престижных мировых смотринах современного искусства вызвало у меня желание отправиться в Second Life, и узнать, почему всё больше людей предпочитает виртуальность групповому сексу и облепиховым рощам. БЕСПОЛЫЙ АВАТАР

Получив гражданство в Second Life, я обрёл виртуальное тело (аватар). Мне предстояло передвигаться в трёхмерном пространстве, где уже существуют свои континенты и города, рестораны и театры, галереи и ночные клубы. Есть даже виртуальные посольства реальных государств. Проще говоря, Second Life – это life, только с плохой графикой.

– Рекомендую посетить местные центры современного искусства, – говорит приятель. Я его чуть было не послушал, как, вдруг, натыкаюсь на гигантский баннер: "Крупнейшая комната для оргий в Second Life!!!".

Что выбрать, оргию или центр современного искусства?

И вот я посреди просторного зала, заполненного людьми и сексуальными аппаратами: столбы, вращающиеся решётки, стеллажи с плетями и кровати с леопардовыми одеялами. Повсюду стон, и каша из совокупляющихся аватаров.

Подхожу к компании школьников. Виртуальные подростки виртуально ласкают друг друга, приглашают присоединиться. Раздеваюсь.

– Э-э-э не-е-е-е, - говорят. – У тебя же нет члена!

Смотрю, и правда – мой аватар бесполый. А у всех вокруг воистину жезлы.

– Как же мне вырастить член, ребята? У всех есть, а я чем не удался?

– Член, парниша, тебе нужно купить.

Поделившись адресами генитальных бутиков, школьники возвращаются к своим облизанным отверстиям.

В Second Life используется своя отдельная валюта – линдены. Заработать их в виртуальной реальности – хлопотно и мучительно. Поэтому большинство просто конвертирует реальные американские доллары в виртуальное бабло.

– То есть, я должен купить себе виртуальный член за реальные деньги?

– Да!

Я уже было сдался с этим своим странным приключением, но тут объявилась благородная подруга, и предложила подарить мне виртуальный член. "Ок, звучит заманчиво, согласен. Только поможешь мне найти подходящий?". Кивает.

Мы отправляемся в ближайший dick-shop. Кругом бигборды с наглядными предложениями. Цена одного пениса – 650L. Это около 2$.

– Хуи как хуи. Какой лучше?

– Ну вот этот, к примеру, только встаёт. А вот этот и встаёт, и ложится, и кончает. Плюс у него трехступенчатая эрекция. Хочешь?

– Трехступенчатую эрекцию? Конечно, хочу!

ЦЕРКОВЬ ИЗВРАЩЕНИЙ

На следующий день мы с подругой снова встретились на бульварах Second Life. Мне нетерпелось поскорей испытать мой виртуальный член за 2$.

– Я покажу тебе по-настоящему убойное место, – говорит мне подруга с какой-то странной искоркой в глазах, после чего телепортирует меня в церковь похоти Minx and Merry's Temple Tempest. "Тебе здесь точно башню унесёт, чувак".

Основные секс-машины расположены во внутренних дворах храма. В частности, статуя Люцифера-стрекозы, сжимающая всех желающих в каменные объятия.

– Лучше попробуй трахнуться с огненным единорогом, – советует подруга.

Мы находим единорога, я забираюсь под его торс, и в меня входят тысячи километров его пикселей. Подруга стоит в стороне, и наблюдает за всем этим с улыбкой, что подогревает меня куда больше, чем, собственно, лошадь. Через некоторое время единорог издаёт пронзительное ржание, и целая цистерна его конского семени заливает моего изумлённого аватара.

– Загляни в инвентарь. Теперь у тебя теперь есть жеребёнок. Прикольно?

– Спасибо! А что с ним можно делать? Ой, нет, не говори, я сам разберусь... Лучше скажи, что тут ещё есть?

– Эротические пауки, подземный осьминог-рептилия, содомирующие диваны...

– Не соскучишься!

Я выбираю подземного осьминога-рептилию. Подобно статуе Люцифера-стрекозы, он заключает меня в объятия, и проникает щупальцами в мои и без того уже раскрасневшиеся недра.

– Есть ещё пчела-великан. У неё зелёная сперма. Хочешь?

Почти кивнул, но тут заметил соблазнительных личинок. Все они – мальчики. Гениталии – человечьи, остальное – слизь, кожура да складки.

– А как тебе вон те киборги-лесорубы. Есть ещё болотные водоросли, на которых растут яйца-ебуны, – не унимается подруга.

Голова идёт кругом от этого изобилия.

– Может быть, фаллические тюльпаны? Или двуглавый кентавр?

Стою и не могу определиться. Вспоминаю, что неподалёку от моего дома, в реальной жизни, есть ботанический сад, где как раз зацвела сирень. Неожиданно для себя сознаю, что нюхать её сейчас мне хочется гораздо сильней, чем сношаться с кентавром.

Вести страха

Цифровой фолиант