Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Кино обречено превращаться в пространства интерактивных ситуаций, а зритель – в “потустороннего” соучастника: проваливаясь за берлинскую стену экрана, он начинает проживать в режиссированном отрезке. Кинозал же охватывает пустота. Фильм сменяет инъекция, отправляющая Дугласа Куэйда на Марс. Виртуальность служит terra natia первых вальсов компьютерной игры как пост-кинематографа. МАШИНИМА

Движение Machinima использует трёхмерные игровые движки для кино-целей. Данный техно-культурный феномен проистекает из демосцены 1980-х и записанных “повторов” в шутерах Doom и Quake.

Явление Машинимы анархично по отношению к правообладателям кибер-миров. Художник вторгается в коммерческую 3D-среду, созданную корпорациями в качестве стадиона развлечений, подчиняет её своему нарративу, и таким образом превращает в медиа искусства.

Следует, впрочем, признать, что к настоящему моменту Машинима уже успешно кооптирована мэйнстримом: телевидением и рекламой. Для “Quake-фильмов” существуют свои фестивали (Machinima Film Festival), поддерживаемые гейм-конгломератами вроде Blizzard Entertainment и Epic Games, имеется Академия Машинимистских Наук и Искусств (AMAS), свой “Оскар” (Mackie) и т.д., включая Спилберга, использовавшего движок от Unreal для испытания спецэффектов при работе над фильмом “Искусственный разум” (2001). Несмотря на всё это, возникло и “кроме того” – причудливый хвост машинимистского артхауса.

ИГРОФИЛЬМ

Дабы избежать копаний в делириумных примитивах игроманского творчества, но проиллюстрировать потенциал компьютерной игры как территории новых кино-практик, предлагаю обратиться к проекту Бенжамина Нуэля “Hotel”.

Побывавший на кинофестивалях в Локарно и Монреале, и вдохновлённый Counter Strike, он повествует историю без истории, вневременное междумирье загородного отеля, где очутились в изоляции классические соперники виртуальных стрелялок – террористы и контр-террористы. Здесь нет ни выстрелов, ни боя. Как пишет куратор Маргарита Бальзерани, “террористы терроризируемы скукой [...] до слёз”, которую Ион Хеллеснес определял “одним из самых животрепещущих моментов нашего бытия”, Иоганн Георг Гаман “состоянием превосходства”, а Жорж Бернанос “пепельным дождём”, который мы вынуждены непрерывно стряхивать с наших лиц, чтобы не зачахнуть – “именно поэтому люди охвачены тревогой”.

Скука мира Нуэля – словно рай и ад, где ничего не происходит. Фернанду Пессоа формулирует это как “страдать без страдания, желать без желания, думать, не имея мыслей”. Сам Нуэль, впрочем, заинтересован скорее в акценте на беспокойной гармонии противоположностей:

“Это история сосуществования на разных уровнях. Игрок находится в зыбких вселенных, где сталкиваются антагонистичные формы.”

Помимо видео, проект содержит также интерактивную компоненту, – игру, – в рамках которой можно посетить мир-пансионат с соперниками без соперничества.

БЕСЧЕЛОВЕЧНОСТЬ

Электро-миры, населенные бот-актёрами, кажутся сегодня ещё неказистыми, но в самой их перспективе маячит авторитарный идеал отношений между актёром, режиссером и произведением.

Всепоглощающий институт “звёзд” покончил с перспективой сопереживать актёру-человеку. “Звезда” пожирает правду персонажа. Узнаваемое лицо никогда не сможет быть по-настоящему убедительным. “Звёзда” – это вопль “актёр!”, прорывающийся сквозь каждый кадр; перед глазами зрителя – не страждущий, любящий или ненавидящий, но человек-хамелеон, некто, кто не проживает, но изображает состояния. Сколь бы достоверно не трепетала жила на экране, всё свёргнется мыслью – “я уже видел как умирал этот парень”.

Пост-кинематограф принадлежит области цифровой демиургии, когда художник создаёт вселенную от фонарного столба до мечущейся души. Грядущие “звёзды” – сгустки кода и полигонов. Пока недоразвитые, но уже соревнующиеся, требующие от нас поверить в их настоящее. Можно сколь угодно разглагольствовать о том, что человек – это всегда “нечто большее”, – и заплескался “дух” – но компьютерные актёры уже сегодня совращают столь многих на слёзы и смех.

Лижи дверную ручку

Федерация Земля