Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Фальсификация и Перезагрузка

«Это пиздец» – говорит Рунэт, реагируя на фальсификацию выборов 2011 года в государственную думу РФ. «Вас наебали» – объясняет народный плакат. Когда как-бы-президент Медведев сообщает, что «Партия “Единая Россия”, безусловно, проходит в государственную думу», перепончатых горгулий вокруг него разбирает хохот взаимопонимания. И разве не всем очевидно, что здесь смешного? Фальсификация является предсказуемым консенсусом сложившейся политической системы. И дело не в дерзости гильдии гномов, природа которой предполагает эксплуатацию миллионов призрачных голосов. Фальсификацией является сам выбор из прискорбного меню чудовищ с деревянными глазами.

Ассортимент предлагаемых политических сил был ассортиментом форм тлена. Даже если бы голоса были посчитаны на совесть, результатом явился бы не тот, так другой сценарий распада. Поэтому требование перевыборов, с которым россияне покидают мятежную площадь – это требование иррациональной справедливости; реакция не на причину, но следствие; возмущённые массы, поддавшиеся либеральной эйфории в связи с революционной общностью, не видят дна дракона.

Это, впрочем, не отменяет того обстоятельства, что революционная общность обладает потенциалом зачатия перемен. Проблема заключается в неочевидности политической альтернативы и когнитивной основы для их воплощения.

Существует необходимость в новых организациях – децентрализованном техно-культурно-политическом движении, формулирующем другое общество и сознание посредством соучастия малых коллективов в Сети. Оно не может принадлежать ни правому, ни левому, не центристскому лагерям – нужно отказаться от буксующих политических парадигм прошлого.

Народ, выстраивающийся в очередь к «поясу богородицы», не может быть ни провайдером, ни пользователем прав и свобод. Проблема Путина – это проблема авторитарной культуры, которая пропитывает всю сплошь действительности, будь то Россия, США или Европа; определяет ту репрессивную экономику Капитала, для существования которой необходима патриархальная семья, а значит – религия, как институт подавления мысли и сексуальности, а значит – реакционная идеология, чьим содержанием являются консервативные начала.

Здесь возникают два важных акцента:

1) Выступить за новый мир значит также выступить против демократии, которая, как показывает пример Египта, где в процессе постреволюционных выборов лидируют исламисты, становится проводником реакционных ценностей масс – религии, патриархальной семьи, репрессивной морали и т.д.

2) Площадная кровь не является эффективным способом эмансипации, поскольку государство сохраняет монополию на насилие, и обретает в нём основания и силу.

Необходим выход из Системы как совокупности имеющихся позиций и оппозиций. На практике это означает осознание проблемы доминации авторитарной культуры над всеми существующими формами политической и общественной организации, формирование глобального движения, вступающего в эволюционный конфликт как с ценностями правящего класса, так и с реакционными ценностями народных масс.

В чём искать основания новому движению?

На сегодняшний день, областью революционной мысли, где возникают новые идеи, является трансгуманизм – не столько попытка осмыслить взаимоотношения человека и технологии, сколько стремление к эволюции, желание развития и трансформации, используя передовые достижения науки и технологий.

Само по себе интеллектуальное поле трансгуманизма долгое время оставалось аполитичным, и, в тот же миг, сегодня здесь сосредоточены передовые интеллекты и медии, существует множество идей и течений, рождаются новые философии, способные произвести политический авангард и наполнить развязанную им революцию прогрессивным содержанием.

В конце концов, трансгуманизм – это идея о том, что перемену в обществе предваряет перемена в человеке. «Нельзя решить проблему с тем же сознанием, которое породило эту проблему», – говорил Эйнштейн.

Не удивительно, что наиболее активными критиками трансгуманизма являются архонты регресса – те, кто выступает за «нацию», «традицию», «расу», «церковь» и остальной набор консервативных погремушек политической реакции; те, кто тормозит научные исследования, громит выставки искусства, ненавидит всех непохожих и бьет вечный поклон царю. Политический трансгуманизм бросает вызов не только их политическим реальностям, но и авторитарной культуре как таковой.

Верховный Плен

Фантазм войны