Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Как революции полюбить полицию?

Обещая люстрацию сотрудникам правоохранительных органов, революция делает невозможным их переход на свою сторону. Убийства жандармов, угрозы в их адрес и озлобленные пророчества судного дня – всё это лишь укрепляет связь между полицией и режимом. Следовательно – подрывает освободительную борьбу. Оставим этическую кричалку ACAB левым подросткам. Полиция – это точно такой же ресурс, как и все остальные граждане. Её следует воспринимать не в качестве противника, но как потенциального союзника. Даже если человек совершает осознанный выбор в пользу пособничества режиму, у него должна оставаться возможность передумать. Какие бы преступления не совершали карательные отряды власти, революция должна обеспечить амнистию каждому, кто откажется выполнять преступный приказ, и вне зависимости от того, какие преступления уже были совершены. Победа прощает всё.

Как и любое другое сообщество, правоохранительные органы сотканы из разных людей, ведомых разными причинами. Будь это вера в закон или желание реализовать садистские фантазии – чем больше полицейских перейдёт на сторону революции, тем слабее режим, и тем ближе победа.

Революция не занимается поиском справедливости, но захватом власти, которая позволит осуществить те или иные общественные трансформации. Не нужно тратить время на выяснение того, кто первый начал и кто что успел натворить. Когда одни уже стреляют, а другие бросают коктейли Молотова, нет смысла апеллировать к правоте. Чем быстрее закончится война, тем быстрее будет восстановлен общественный договор.

Среди сотрудников правоохранительных органов тоже имеются сомнения. Революция должна установить контакт с полицией и расположить к себе как можно большее количество штурмовиков режима. Для этого к милицейским постам должны быть направлены послы революции, задача которых – производство диалога и построение отношений. Перед бойцами спец.подразделений должен быть образ не преступника, но человека. Важно пробить коммуникационную блокаду между полицией и революцией; начать борьбу за нарративное влияние на людей в погонах. Как полиция использует средства акустического воздействия на протестующих, так и протестующие должны использовать аналогичные средства, транслируя через динамики воззвания к офицерской чести и героизму, вопреки преступным приказам. Не стоит недооценивать силу нарратива.

Будучи изолированным от остального общества, войска режима пребывают под непрестанным воздействием правительственной пропаганды и админ-ресурса – их сомнения пытаются устранить идеологией и деньгами. Если революция продолжит обещать им смерть за униженных и убитых активистов, офицерам ничего не останется, кроме как бороться до последней капли крови, обороняя режим, как гарантию своего выживания.

Сколько бы денег не обещали полицейским, каждый из них содержит в себе заложенный моральный базис, сотканый из понятий о чести и достоинстве. Да, они могут мучать и пытать, но воры не случайно ходят в церковь. Моральный базис можно использовать в качестве платформы для построения коммуникации между революцией и полицейским сознанием. И тут уж все средства хороши – хоть христианский крест, хоть разговоры о совести. Результат превыше всего.

Столкнувшись с нравственным конфликтом, полицейские окажутся поддатливы для пробуждения. Они также должны уяснить, что какие бы деньги им не предлагала диктатура за подавление протеста, нет таких денег, которые можно было бы обменять на свободное будущее их детей.

“А как же убитые революционеры?”. Убитым уже всё равно. Единственный способ почтить их память – это не наказать, но победить. Только победа оправдает смерть. Сегодня важно достучаться до ментов. Какими бы нелюдями они не казались, они, тем не менее, люди – существа, способные чувствовать, и внимать. По их металлическим жилам бежит тёплая и не менее красная, чем у всех прочих людей, кровь. Они научены мочить, но у них есть сердца, и, значит, к этим сердцам могут найтись ключи. Обнаружив их, революция обретёт новых друзей, лишит власть клыков, и победит.

Восторг и ужас революции

Исключённый Восток