Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Здоровая шизофрения

В отличие от реальности, любая идеология – однозначна, и потому является формой безумия. Пеной на губах, в данном случае, выступает монополия на истину. Люди, глубоко убеждённые в чём-то, всегда оказываются либо слабоумными, либо психопатами. Однако же признаем: безумцы – харизматичны, и оттого весьма убедительны. Их пламенеющие речи буквально искрятся энергией мысли. Им веришь чаще, чем вечной нерешительности сумнящихся мямлей. Человек относится к порядку с благоговением. Любой однозначный ответ, любая структура и утверждение – всегда комфортнее непрестанно ускользающей действительности. Пусть слова "я знаю" зачастую и указывают на осечку смирительной рубахи, в их гавани можно перевести дух, и позабыть, что всё – относительно. Подменяя реальность её упрощенным и более понятным подобием, идеология выступает психоделиком, под воздействием которого жизнь обретает смысл. Тем не менее, всякий раз, когда кто-либо настаивает на объективности своей картины мира, я вижу голого дуралея, который носится по палате и, хохоча, бросается говном в санитаров. Другой вопрос, не все ли мы подчас такие дуралеи, и можно ли вообще избежать идеологии, живя в обществе?

Проблема здесь не столько в той или иной идеологии, сколько в отношениях между идеологией и идентичностью. Необходимость ежесекундно определять себя в обществе вынуждает нас утверждать некое концептуальное "Я". Меж тем, сама идея личности противоречит природе нашего существа, которое представляется скорее хоралом разных идей и голосов, нежели некоей личностью-константой. В пределах хорала могут возникать определённые тенденции и закономерности. Однако Я, от мига к мигу, – не один и тот же человек. Единственное, что связывает меня вчерашнего со мной сегодняшним – это тело, внутри которого бурлят все эти люди, которых я называю собой.

Спасением от безумия является шизофрения – отказ от идеи стабильной личности, отказ от последовательности во взглядах, отказ от этических принципов и борьбы с неудобными противоречиями; в конце концов – осознанное расщепление как состояние свободы. Из окаменелости – в поток сменяющих друг друга миражей: не твердь, но сияние; не одна личность, но множественная личностность. То, что было сказано секунду назад, может с легкостью быть перечеркнуто уже следующей фразой. Это не значит, что человек становится безликим – он лишь сознает, что лиц у него – много. Не означает это и абсолютного избавления от идеологии. Просто ни индивидуальность, ни идеология не являются постоянными для живого мышления – напротив, они всё время тасуются. Каждый миг мы пересматриваем себя, умираем и рождаемся новой структурой. "Я" доступно нам лишь в форме вспышки. Эта вспышка – скоропостижна. Просыпаясь фашистом, я могу стать гуманистом к обеду, а из пятичасового вегана превратиться в ночного мясоеда. По вторникам я могу верить в бога, весной быть атеистом, а после полуночи – практиковать вуду. Каждое моё слово – правда, но ни одно из них не истина.

Оладьи Бэтси

Серебряный тролль