Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Взобравшись на утёс Эль Матадор, я встречаю Аишу. Так сразу и не понять, что она мусульманка. Смотрю и вижу просто девушку на стиле. Только потом замечаю, что под шляпой у неё хиджаб. Аиша родом из Малайзии, учится на инженера в Нэшвилле, и в Малибу проездом – каникулы. У неё светлое лицо и распахнутая улыбка. “Можно я сделаю с тобой сэлфи?” – спрашивает она, пока я гоню с языка сырные шуточки в духе “Только не отрезай мне голову, ок?”. Подчас не замечаешь сколько говнистой пыльцы осело на твоих мозгах под воздействием пропаганды... В общем, стою, корю себя за быдло, соглашаюсь, конечно, а из новостей доносится хрюканье очередного озверевшего муфтия: “[Обрезание] делается для того, чтобы женскую прыть немного успокоить. Здоровью это абсолютно никак не мешает”. Интересно, отрезан ли клитор у Аиши? Судя по широте улыбки, нет. Слава Аллаху! – Клац! Сэлфи готово.

Позже Аиша позволяет мне разглядывать себя: свои хиджабы хипстерских тонов, дизайнерские Adidas, фильтрики Snapchat, плёночную камеру. “И всё это по сунне, чувак”. Через Аишу попадаю в новый мир – сеть блогов для модной мусульманской молодежи: Мода с Верой, Дина Токио, Нечто Волшебное... Здесь всё тоже прилично, по сунне, и в тот же миг бесконечно далеко от привычной телевизионной картинки про арабских младенцев с тротиловыми памперсами. На фото в инстах обычные хипста, только с покрытыми головами. “Вообще, не все мои кореша одобряют такой фэшн, – признаётся Аиша, – но мне пофиг. Аллах не запрещает мне быть модной”.

“Политически это ужасно, – возмущается со своего мотоцикла моя подруга Багира. – Эстетизация хиджаба не отменяет стоящего за ним варварства и насилия. Это то же самое, что гламуризация фашизма – нечто чудовищное подаётся как нечто привлекательное, мол, Ислам – это круто. Нет, голубчики мои, не круто. Ислам – это женская кастрация, кислотные ожоги, ёбля детей и взрывающиеся шахиды”.

И, всё же, я здесь вижу свет. История показывает, что эскадроны воинственных миротворцев, которых отправляют на Ближний Восток белые люди, – это и есть то семя, которое оплодотворяет Коран всевозможными ИГИЛ. Чем активнее охуевший от чувства собственного культурного превосходства западник лезет к арабу со своей цивилизованностью, тем больше оторванных конечностей разлетается по улицам первого мира. Я не утверждаю, что на всякое варварство следует закрывать глаза, равно как и не верю в басни про “мирную религию”, но бомбардировки во имя гуманизма уже неоднократно доказали свою просветительскую несостоятельность.

Ислам, меж тем, охвачен матрицей переворота. Однако подлинная его революция творится не в сирийских окопах, но инстаграмах молодых людей вроде Аиши. Они, и только они, в праве определять для себя скорость и степень своей эмансипации. Западному человеку может показаться, что переход от чёрной бурки к пастельно-розовому хиджабу – это незначительная смена слагаемых. В действительности же, это шаг размером в столетия. Не стоит забывать, что условием выживания всякой догмы является её неизменность. Эстетика – не хуй собачий: смена формы влечёт за собой смену содержания. Хипстер не просто делает Ислам прикольным. Хипстер собою его зыблет, разбавляет. Когда на хиджабе появляются веселенькие эмоджи, халал начинает растворяться в туманах Сан Франциско, из которых мне приходит сообщение от Аиши: “Ну тут и ветер, чувак. У меня аж тюрбан размотался”.

Лавина карликов

Открытое море